Как оставить свое имя в вечности или зачем люди коллекционируют искусство?

Зачем люди коллекционируют искусство?

Источник: Art and Criticism by Eric Wayne

Творцы и те, кто это оплачивает

Поговаривают, что страсть к собирательству — разновидность невроза, а коллекционеры — конченые маньяки. И это недалеко от правды, но еще Андре Мальро говорил, что искусство — единственное, что сопротивляется смерти. Я бы добавила еще достижения науки. У вас не так много поводов войти в вечность — изменить жизнь человечества какой-то особенно яркой инновацией или попасть в “музей”, сотворив нечто прекрасное и заставляющее сердца биться быстро-быстро, а слезы наворачиваться на глаза. Слово “музей” я взяла в кавычки, потому что все мы знаем песни Beatles (и им подобных) наизусть, и я уверена, через много поколений они все еще не будут забыты. Так что речь не только о художниках и ученых, но и в принципе о творцах — людях, которые могут создавать что-то новое и созидать. Но что же делать тем, кто не создает? Ответ: покупать и спонсировать, так как без ваших денег творцы загнутся. Потому что они про великое, а не про какие-то сведения дебета с кредитом и целенаправленный заработок денег.

Источник: Cyprus for travellers

Как войти в вечность
Если вы покупаете картину, то оказываетесь навсегда вписаны в ее провенанс, и не дай боже вас оттуда кому-то придет в голову выкинуть — пробелы в биографии не только у людей настораживают. И если случится так, что ваше приобретение благосклонно примет в дар какой-нибудь музей, рядом с картиной всегда будет висеть бирка о том, что это именно ваша заслуга.

Источник: Reuters, Peter Nicholls

Любители подискутировать на тему того, что знаменитый коллекционер Георгий Кастаки был обычным шофером, которому просто повезло (на самом деле, нет), приходя в Третьяковку, натыкаются на его имя. И неизвестно, что бы было с советским авангардом, если бы не Георгий Денисович.

Многие идут еще дальше, и сами создают музеи на базе своих коллекций. Примеров тому масса: начиная от музея де Янга в Сан-Франциско и музея Гуггенхайма, у которого уже филиалы по всему миру, и кончая музеем русской иконы и музеем русского импрессионизма у нас в Москве — это все частные музеи. И их огромное множество.

Источник: Conde Nast Traveler

Почему коллекционирование затягивает?
Не думайте, что с покупкой первой картины вам выдадут сразу пылесос “Дайсон”, который будет высасывать вашу душу и деньги — нет. Но особая атмосфера и ощущение прикосновения к великому поселятся в вашем доме. Как говорят многие арт-дилеры — они продают не картины, они продают иллюзию причастности к некой тайне, к чему-то более глубокому и недостижимому, чем просто изображение. Именно поэтому все гоняются за подлинниками — ореол гения распространяется на все поблизости.

Любовь и ненависть
Однако коллекционеры нередко ненавидят свои коллекции — во-первых, когда три-четыре дома уже заполнены, и вешать все равно некуда, коллекция порядком надоедает своей вездесущностью. И это огромное бремя — заниматься ее охраной, сохранением и ведением, отправкой на выставки, реставрацией и другими процессами, связанными с картинами. Произведения искусства хрупкие и плохо реагируют на перемены температур и игры детей — в домашних условиях картины регулярно повреждаются. Поэтому многие коллекционеры идут другим путем и хранят коллекции в охраняемых запасниках в Швейцарии, где темно, поддерживается нужная температура и влажность. В итоге остается просматривать коллекцию на айпаде, украдкой вздыхая от невозможности наслаждаться ей в реальности и ощущения, что искусство не существует без зрителя, и его необходимо экспонировать, а не хранить в бункере.

Источник: The Washington Times

Быть или не быть
Но художники и коллекционеры примерно как дети и родители — они не могут жить друг без друга. Без коллекционеров не было бы Боттичелли, Тициана и многих других великих художников, а уж творчество большинства художников первой половины 20-го века бы точно пропало или было бы уничтожено, так и не будучи понятым современниками, в перепитиях войн и революций. Любое творчество нуждается в меценатстве, так как часто является финансово неоправданным (не будем здесь говорить о последующих перепродажах за многие миллионы — художникам от этого зачастую не достается ни цента). Но мир без красоты творений рук человеческих выглядел бы как хрущевская пятиэтажка — уныло и невдохновляюще.

Источник: The Peak Magazine