Что делать в музее русского импрессионизма? Испанское искусство и другие выставки

С испанским искусством я знакома очень поверхностно (помню только Хоакина Соройю): то ли потому, что все новое, как обычно, придумали французы, англичане, голландцы и евреи в лице русских, то ли потому что изучение испанского языка на немецком мне и без искусства в свое время взрывало мозг. Однако именно оттуда я знаю, что “Joaquín Sorolla” читается как “Хоакин Соройя”, а не “Соролья”, как традиционно переводят на русский язык.

Источник: Joaquín Sorolla y Bastida. Rocks at Jávea and the White Boat (1905). Colección Carmen Thyssen-Bornemisza

Таким образом, когда в музее русского импрессионизма (частный музей на Ленинградском проспекте на территории бывшей фабрики “Большевик”) открыли выставку испанских импрессионистов, я радостно туда собралась. Пора, так сказать, заполнять пробелы в образовании.

Театр начинается с вешалки, а музей, похоже, с аудиогида. Я аудиогидом обычно не пользуюсь (мне проще интересующие детали найти в интернете после выставки, а на выставке полностью погружаться в картины). Но некоторым это важно. Поскольку музей русского импрессионизма — частный музей, у них есть собственное мобильное приложение. Вдобавок к 120 уже имеющимся на вашем телефоне. Izi.travel, который используют обычно музеи для загрузки аудиогидов, почему-то впал в немилость. Чтобы разобраться с мобильным приложением музея русского импрессионизма, надо пару раз сгонять к ресепшн, потому что сначала оказывается, что WI-FI запаролен, а пароль лежит отдельной бумажкой где-то там, чего нет в инструкции по скачке приложения. А потом приложение запросило какой-то код, который в итоге оказался не нужен (и без него все работает), который знали тоже только избранные сотрудники музея. Даже я обалдела, не говоря уже о куда более пожилой публике выставки. Они вообще не смогли справиться с этим порождением дьявола.

Почему так случается, я примерно знаю — неопытность сотрудников отдела маркетинга. Все мы делали такие тупые ошибки.

Источник: Эрмен Англада-Камараса. Белый павлин (1904). Собрание Кармен Тиссен-Борнемиса

Давайте поговорим про экспозицию. Она небольшая (и с хорошим этикетажем) и делится на две части: слащавый импрессионизм, каким мы его помним еще у французов (закаты-рассветы, море света и все такое радостное-радостное) и мрачнячок. Если сладость представлена, в основном, испанской природой, то безысходность — городскими пейзажами, из которых мгновенно становится ясно, что даже в конце 19-го века жизнь в Европе была не слишком сахарной.

Источник: Рамон Касас. Монмартр. Библиотека-музей Виктора Балагера, Виланова-и-ла-Жельтру

Источник: Дарио де Регойос. Процессия капуцинов в Фуентеррабии (1902). Собрание Казакуберта Марсанс, Барселона

Но в целом я запомнила того же Хоакина Соройю (он в первом лагере) и Игнази Майола (Ignasi Mallol), которого тоже перевели как Мальола. У него шикарные кусты роз, которые сверкали на всех обложках. Остальное как-то не особенно осталось в памяти, потому что, как я упомянула в первом абзаце, ничего особенно нового.

Стоит упомянуть, что музей русского импрессионизма очень хорошо адаптирован для инвалидов, в том числе на выставке есть экспонаты для маловидящих и даже слепых людей. Это радует, так как в Москве не так много инклюзивных площадок.

Источник: Юрий Анненков. Портрет неизвестной в зеленом на фоне Эйфелевой башни (1924). Артхив

Тем временем, в музее проходит выставка Юрия Анненкова, одного из самых дорогих российских художников, в чьих произведениях запечатлены образы Серебряного века русской поэзии. Выставка открылась 13 февраля и будет идти до 24 мая включительно. Рекомендую сходить.

Картина в изображении записи: Ignasi Mallol. Rose bushes (1920). Museo Nacional d’Art de Catalunya

338 просмотров